Classic In Wood

Отряд Чубенко медленно продвигался через лес, у бойцов перед глазами стоял далекий и желанный Донбасс, доменщики и слесари, мартенщики и стеклодувы, шахтеры и прокатчики, рудокопы и чернорабочие — все шли за своим Чубенко, командиром красного полка, упорным, настойчивым и непоседливым молчаливым сталеваром Чубенко. Посудина приближалась неуклонно, настойчиво — пядь за пядью, минута за минутой. Где-то под Апостоловом, после знаменитого боя с кавалерией генерала Бабиева, ехал Чубенко на алой, как закат солнца, тачанке своего нового и лучшего пулеметчика, кузнеца Максима. Серые тени наливались голубыми и розовыми оттенками, в лесу защебетали, защелкали, зачирикали разные птицы, и все эти таинственные минуты рождения света Чубенко проговорил с бойцами, а над лесом потихоньку поднимался ветер. Сидя в тюрьме перед пожизненной ссылкой, я все себя спрашивал, хватит ли моей жизни на ссылку. Швед незаметным движением сбрасывает с пути острый осколок бутылки, алешковские партизаны маршируют как ни в чем не бывало, а приезжие из Николаева матросы вдруг почему-то разбегаются, хотя никто им этого не скомандовал, воет снаряд и разрывается недалеко от площади, матросы тут же падают куда попало. Каменистый Артем — Читер

Добавил: Nibei
Размер: 52.82 Mb
Скачали: 25869
Формат: ZIP архив

В селах над Пслом забили во все колокола, и было их слышно на много верст, в селах над Пслом зажгли огромные костры, и было их видно на много верст, из темноты кинулись на немцев повстанцы, пробиваясь к оружию, над ними плыли звезды, в недвижимом воздухе ярились звуки, далекие пожары, восстание, штурм и отвага, восстание!

Похоронили его с почестями, а полк неустанно рвался к Варшаве, бились с поляками попросту, по-донбасски, слесари слесарили из пушек, шахтеры садили шашками, молотобойцы ковали гранатами, газовщики задавали жару из винтовок, кто как умел, кому что было по душе.

Чубенко принялся обходить полк, проходили стешьмах глухой ночи, далеко справа что-то сильно горело, озаряя ровный бесконечный простор голой степи. На берегу покажется дымный Донбасс, его заводы, домны, шахты, гуты и во всей своей прелести клочок зеленеющей равнины. Чубенко взглянул через головы говорящих.

В штабе наступила пауза, во время которой слышалась далекая канонада, ржание лошадей и завывание ветра. Ведь эти хлопцы наблюдают за вами, кого вы тут разыскиваете, вот какой они мореный дуб ищут, пан атаман, а мы народ здешний, за его светлость ясновельможного пана гетмана стоим и желаем вам пособить.

  ЧЕРНОВ ИСКУШЕНИЯ И ИСКУСИТЕЛИ ПРИТЧИ О ВЕЛИКИХ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Половчиха хотела сначала вытащить посудину, а потом голосить над мужем, она уже различала в мутной воде его тело, сердце щемило, руки не чувствовали тяжести шаланды, и вдруг ее кличут.

Стельмах Михаил — Большая родня 02. Кровь людская — не водица

В бинокле человек стал солдатом. Тогда Иван Половец приказал наводить пулеметы. Словно игла пробуравила мне мозг, день и ночь я чувствовал ее — ту мою розу.

Половец прислушался, как плещутся волны о гальку. Вдоль пути подымались высоченные зарева пожаров, на востоке из-за Днепра доносилась далекая канонада, Донбасский полк, не останавливаясь, устремился на восток, к Каховке.

«Кровь людская — не водица» не водица &#, Михайло Стельмах слушать бесплатно онлайн

Бесшабашный посвист, проворчал далекий гром. Здесь же рядом мирные воловьи морды жевали жвачку. Чтобы помнить СИ Мне нравится. Вот и вы, среди вас есть, должно быть, обманутые бедняки, мы зовем вас, ведь вы наравне с нами горе мыкали — становитесь плечом к плечу с нами биться за бедняцкую правду.

Она шла носом вперед, бурун перекатывал с грохотом камни.

Главное меню

Он чувствовал, что тиф одолевает его, дышать трудно, в голове стучат молотки. Потом сошел с помоста, нарочито для него выстроенного, двинулся сквозь мигом расступившуюся перед ним толпу, схватил моего товарища за руку и потащил за собой на трибуну. Год утраченных образов и трагедийных метафор, год любви и смерти, биения восставших сердец, легкости жертв, сладости ран и глубины классовых чувств, о милый, возвышенный год!

Ведь степью можно брести неведомо куда, можно лечь и приникнуть ухом к земле, только сумей прислушаться — шумит и гудит, а если ляжешь навзничь и вглядишься в глубокое небо, где плывут в синем просторе облака, покажется, будто сам летишь по небу, оторвавшись от земли, раздвигаешь руками облака, поднимаешься в синем воздухе и, вернувшись на землю, видишь — сколько живых друзей у тебя в степи.

И нам легко было умирать, страх смерти не разрывал нам сердце, совесть не грызла за праздно прожитую жизнь, мы прожили достойно и умирали мужественно — перед нами проносились все те, кто погиб за нашу революцию, и мы не знали, достойны ли мы стать хотя бы близ этих славных имен.

  КОНГО РЕКВИЕМ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

«Кровь людская — не водица» не водица &#8212, Михайло Стельмах

В его книгах будущее спорит с прошлым, спорит до конца, до действительной победы. Серые тени наливались голубыми и розовыми оттенками, в лесу защебетали, защелкали, зачирикали разные птицы, и все эти таинственные минуты рождения света Чубенко проговорил с бойцами, а над лесом потихоньку поднимался ветер. К вечеру обстрел затих, с плавней вернулись пароходики крейсерской службы: Рубина Дина — Синдикат Рубина Дина.

Но вот повстречался я с молодым смертником, убил он пристава, его за это должны были повесить. Полк выполнял приказ армии. Капитан вышел в другую комнату обедать, сстельмах сотник остался с письмоносцем, и когда капитан вернулся, сотник осатаневшими глазами смотрел водиа окно, а письмоносец лежал на полу, забив себе рот травой, чтобы не стонать и не молить о пощаде.

Половчиха узнала в нем Чубенко.

Вход в систему

Чубенко ехал верхом, усталый конь спотыкался, чубенковский полк брел наугад, его обступили со всех людскаяя сосны и шумели, однообразно рассыпая сонный шепот, и скрипели, как снасти, и гудели, как паруса.

Капитан описывал далекие роскошные края, куда сможет уехать письмоносец, чтобы жить там и путешествовать на деньги гетманского правительства, только пусть скажет, где закопал оружие, на какое число назначено восстание и адреса его вожаков.

Чубенко стоял с пе фронтом к селу. И тогда прошел я с розой еще немалый путь, покуда не оказался вон там, под Шолоховом, на участке твоего Донбасского полка. Купить книгу Комментарии Букинист Очень хороший писатель.